Наверх

Встреча у братской могилы, Феликс - Землянин

Надежда ДацюкТема создана: 26 апреля 2016, 11:06

Братские могилы. В них покоится, смешавшись, соединившись, прах сотен и тысяч действительно братьев и сестер бывшей дружной семьи советского на­рода. А в одной из этих братских могил, находящейся теперь уже в иноземном государстве, покоится прах моего деда - воина Мусы Ахундова. И вот я, в День Победы 9 мая 2000 года, решил почтить его память - съездить к братской моги­ле, где он и сотни его боевых друзей нашли свой последний покой, приют. Наконец-то собрался, наскреб с трудом денег и тронулся в путь. Нет-нет, я не просто ехал. Я прорывался, пробирался по территории своей бывшей Великой Родины, через границы, кордоны, пос­ты, таможни людской подлости, униже­ний, к тебе, Дедушка, к твоей братской могиле. Наконец, добрался.

И вот он этот день, 9 мая 2000 г. Я стою с непокрытой, поседевшей голо­вой, с букетом цветов у твоего последне­го пристанища. А рядом отдельно стоят такие же, как я (но каждый сам по себе), поседевшие мужчины и женщины с цве­тами в руках и поникшими головами. От горя, от стыда за себя. Я исподтишка ог­лядываюсь, разглядываю этих людей. Да-да, это мои бывшие товарищи, друзья, братья и сестры, граждане одной великой страны СССР - армянин, гру­зин, русский, татарин, абхазец, осетин, молдаванин, белорус. А вот и латышка или литовка, эстонка - люди, которых собрала, притянула к себе наша братс­кая могила, призвали души убиенных, погибших, родных, близких: отцов, де­дов, матерей, бабушек, братьев, сестер.

Мы виновато смотрим друг на друга и отводим глаза - боимся заговорить, пообщаться по-человечески, сообща, вместе помянуть усопших и убиенных, родных и близких. Что стало с нами? Кто мы? Почему это произошло? А по­зади, в некотором отдалении, находится деревня, небольшая, несколько старых покосившихся домов, их жители, стари­ки и старухи, стоят за нами на неболь­шом расстоянии с узелками еды, питья в руках. Они тоже пришли почтить па­мять воинов братской могилы, но не хо­тят мешать нам. Они знают, что мы - родные, близкие усопших, приехавшие издалека, с разных мест и государств, и ждут. Но они помнят прежние годы - 10 - 20 - 30 лет тому назад, когда Они и Мы стояли все вместе и нельзя было от­делить, кто родной по крови и духу. Мы были одно целое - общая Родная Семья.

А теперь что творится? Что случи­лось? Мы - потомки героев. Мы преда­ли их веру, идеалы, деяния.

Мы, люди великой страны СССР, поверили, поддались чарам, сладким речам людей-’оборотней", "хамелео­нов", болтунов, обманувших нас расска­зами о райских кущах и прелестях дру­гой жизни.

Мы сами, своей глупостью, наив­ностью, загипнотизированные и оболва­ненные, разорвали, растерзали, раста­щили нашу любимую Родину СССР на небольшие "исторические родины", воз­родили ярый национализм, права наро­дов на что-то. На что? На ненависть, не­терпимость друг к другу, самовосхвале­ние и черт его знает на что. Переруга­лись, передрались, поубивали, покале­чили друг друга, изломали, осквернили Души своих друзей, братьев и сестер, то­варищей. И вот теперь мы все стоим у нашей святой братской могилы с ви­новатой, поникшей головою. Но уже чу­жие им по духу, жизни, идеям, поступ­кам и просим прощения, ждем спасения от наших покойных праведников Пред­ков, у Всевышнего. А вокруг все серо, тускло, мрачно, и начал идти дождь, на­верное, это скорбь - слезы за нас, за по­коящихся родных, близких, тут в братс­кой могиле "святых" Воинов Добра. А мы, возложив цветы, плачем, стонем, рыдаем не только по покоящимся в братской могиле предкам, но и по сво­им загубленным оскверненным душам и судьбам. И кажется, этому страшному, бесконечно мрачному "дню торжества», поминок, покаяния не будет конца. Но Всевышний Велик и Милосерден.

Как-то получилось, мы все разом увидели: недалеко от нас стоит старый- старый человек. На нем надета форма простого рядового солдата Великой Отечественной войны. Он стоит с не­покрытой головой, вся грудь в орденах и медалях, в одной руке держит пилот­ку, в другой - цветы. Мы все завороже­но, с удивлением, страхом смотрим на него. Это, наверное, "святой" предок- воин, воскресший из нашей братской могилы. Постояв, он строгой солдатс­кой походкой направился к нам, к братской могиле. Мы в страхе, в испу­ге расступаемся. А он, чеканя шаг, тор­жественно подходит к Ней, опускается на одно колено, возлагает цветы, целует Землю и нежно обнимает и прижимает­ся к мрамору. Нет, не к мрамору, а к НИМ, к своим братьям и сестрам по духу, деянию жизни, оружию. Он гладит мрамор нежно, ласково и тихо-тихо что-то шепчет. Он - Солдат той страш­ной войны, он воевал с ними, душа его слилась с их духами. Он в мире своих воспоминаний молодости.

Вокруг все затихло, замерло, остано­вилось, даже дождь перестал идти. И это был великий Миг - мгновение жизни, чудо. Но вот он

поднялся, встал, повернулся к нам и неожиданно стал каждого из нас в отдельности прижи­мать к груди, обнимая и целуя, как род­ного, но при этом называл меня именем покоящегося в этой братской могиле дедушки моего - Мусой и остальных - именами их предков, лежащих тут, аб­солютно точно, не ошибаясь. Он в нас узнавал своих друзей, братьев, сестер. В его душе слились души наших род­ных, близких, и он не мог ошибиться.

И вот, обняв всех нас и подозвав жи­телей деревни, он начал рассказ-быль, сокрытую пеленой времени, неизвест­ную нам простую, обычную военную историю (как множество других) пос­леднего часа жизни отделения, наших предков, покоящихся в этой братской могиле. Это был страшный, но прекрас­ный рассказ об их подвиге в последнем бою, о том, как пали наши родные смертью храбрых, с чистой совестью выполнив свой воинский долг, и ушли все до одного в Мир царства добра и справедливости.

Имена этого героического отделе­ния - командира, сержанта-азербайджанца Мусы, и бойцов: армянина Ашо­та, грузина Гоги, чеченца Асланбека, русского Ивана, украинца Тараса, абхаз­ца Аслана, белоруса Николая и их люби­мицы казачки, красавицы Марьюшки - навсегда останутся в нашей памяти.

Это они, эти воины-богатыри, встали на пути 5 немецких танков-"тигров", ко­торые рвались в деревню, расположен­ную позади их окопов, чтобы захватить ее, стереть с лица земли, уничтожить находящихся там людей (простых со­ветских женщин, детей, стариков). И вот они, 9 молодых, но израненных, измученных ребят с одной девочкой- бойцом, вооруженных десятью просты­ми винтовками и 30 - 40 противотанко­выми гранатами, преградили дорогу фа­шистским чудовищам. "Тигры" двига­лись, изрыгая из жерлов орудий смерть. А сердца молодых бойцов бьются беше­но-бешено, и невольно, бессознательно хочется убежать, спрятаться, спастись. Но никто из отделения сержанта Мусы не дрогнул, не убежал, не спрятался. У них был приказ: враг не должен вой­ти в деревню, захватить ее. Надо оста­новить, уничтожить его любой ценой. Они понимали, что ждет их впереди. Им очень хотелось жить. Но святой долг перед Родиной - превыше всего. Они защищали свою землю, жизнь ма­терей, жен, детей, отцов, сестер, брать­ев. А жителей этой небольшой деревни разве можно было отделить от своих? Нет и нет! У них была одна великая Ро­дина - СССР, одна вера -любовь к че­

ловеку, ко всему чистому, светлому. И они стояли насмерть в своих окопах.

А танки приближались к позиции от­деления, еще немного, и они доберутся до нее, приутюжат, раздавят всех. Как остановить их? Выстрелами из винто­вок, броском одиночных гранат? "Тиг­ра" этим не возьмешь. И кажется, нет спасения. Но тут неожиданно, схватив гранату, из окопа выскочил русский Иван (худенький парнишка, мальчик еще) и с криком: "За Родину!", "За, Ста­лина!" - бросился под гусеницу передне­го танка. Прогремел взрыв. "Тигр" с ра­зорванной гусеницей застыл на месте. Однако он не вышел полностью из строя, продолжал крутиться на уцелев­шей гусенице, поливать окоп и все вок­руг свинцом из пулемета.

Но Иван своим бесстрашием, ценой жизни, сделал невозможное: остальные фашистские танки в кратком замеша­тельстве приостановили свое движение. И этой короткой передышкой восполь­зовался командир отделения. Он понял, что надо делать. Сержант стал засовы­вать гранату за пазуху, за ремень. Его примеру последовали все подчиненные. Теперь они знали, как поступать. Взяв­шись по двое за руки, с гранатами за па­зухами и за ремнями, приготовились к последнему в их жизни бою. И когда черные чудовища снова ринулись на око­пы и почти достигли их, командир под­нял руку, взмахнул... и все бойцы: азер­байджанец Муса с армянином Ашотом, грузин Гоги с абхазцем Асланом, краса­вица казачка Марьюшка с прекрасным чеченцем Асланбеком, белорус Николай с украинцем Тарасом и наш рассказчик, Андрей, бросились под гусеницы каждо­го в отдельности из танков. Андрей ри­нулся под танк, подорванный Иваном. Прогремели страшные взрывы... - и все было кончено. Отделение своей герои­ческой смертью остановило врага, вы­полнило приказ. Противник не прошел, был уничтожен. Но какой ценой! Ценой жизни 9 молодых прекрасных святых во­инов. Да-да, 9, а не 10 жизней.

И тут Андрей замолчал. Он стоял, рыдал, а мы смотрели на него с ужасом, не зная, что предпринять. Наконец он взял себя в руки и продолжил рассказ:

  • Вот они, мои братья, мое отделение покоятся в этой братской могиле. Они все мои друзья: Муса, Ашот, Гоги, Ас­ланбек, Марьюшка, Тарас, Иван, Нико­лай, Аслан - погибли. Только я один ос­тался чудом жив. Почему? Как объяс­нить? Я не знаю. Но верьте мне, люди, я также со всеми бросился под танк, одна­ко, меня нашли в 30 - 40 метрах от него, израненного, окровавленного, еле живо­го, с

  • неразорвавшимися гранатами за па­зухой и ремнем. Почему не взорвались на мне гранаты? Почему меня отброси­ло? Я не пойму. И я все свои, оставши­еся после этого дни жизни ищу ответа. Я часто приезжаю сюда, спрашиваю у мертвых, у живых, у Всевышнего прав­ды и только правды: почему я остался жив, а мои братья погибли? В чем моя вина? Но не нахожу ответа и не найду уже на этом свете. - В глазах Андрея бы­ла неописуемая тоска, страдание.

  • После этого, - продолжал Андрей, - я долго лежал в госпитале, не хотел жить, но я солдат и выжил, пошел даль­ше воевать, нет, искать смерти на поле боя. Много раз был ранен, контужен; однако смерть не брала, обходила меня стороной. Я дошел до Берлина, аж до самого рейхстага. С бешеной злобой

выпустил в него всю обойму пуль из ав­томата - за моих братьев и сестер, за мое героическое отделение, за всех. Но все равно нет мне покоя, ни во сне, ни наяву, и не будет до конца жизни.

И он надолго замолчал, а все мы сто­яли оглушенные, ошеломленные услы­шанным. Но вот Андрей гордо поднял голову, положил руку на братскую мо­гилу и с отчаянием, болью, страданием, мольбой в голосе стал опять говорить, нет кричать:

- Люди, поверьте мне, я не струсил, я бросился под танк, я не виновен. Верь­те мне! - Затем, помолчав, начал тихо говорить: - Я всю оставшуюся жизнь свою мечтал лишь об одном: увидеть вас, потомков, и рассказать о последних часах жизни ваших родных и близких. И вот Всевышний услышал мои моль­бы. Моя мечта сбылась.

А по лицу его текли слезы горести, ра­дости, печали, счастья. Он выполнил свой последний долг перед своим род­ным героическим отделением. И стоял он, воин-победитель, во весь свой бога­тырский рост, с высоко поднятой седой головой, в старом, чистеньком одеянии рядового Солдата великой страны СССР, которая своими Чудо-богатырями, сы­новьями и дочерьми, такими, как герои­ческое отделение, лежащее в этой братс­кой могиле, сумела переломить хребет, уничтожить чуму XX века - фашизм.

И тут мы увидели на груди Андрея среди множества ярких, красивых орде­нов, медалей СССР отдельно рядком приколотые 3 ордена Славы - высшая награда солдата. Да, наш страдающий, не находящий покоя, доблестный за­щитник Родины Андрей Николаевич (фамилию, к сожалению, не запом­нил) - истинный Герой Великой Отече­ственной войны.

И мы все до единого человека по ве­лению сердца, в едином порыве обняли воина-победителя. И это было слияние душ людей, живущих и мертвых, покоя­щихся в братской могиле.

С надеждой на победу разума Челове­ка и верой в то, что Великий подвиг во­инов Мусы, Ашота, Гоги, Аслана, Ас­ланбека, Николая, Тараса, Марьюшки, Ивана и вся героическая жизнь Андрея и многих-многих десятков миллионов людей были отданы не напрасно, а во имя торжества Справедливости, Счастья, Любви и Мира.

С такими мыслями мы разъезжались по домам.

Феликс - Землянин


Нет комментариев к данной публикации

или авторизуйтесь

  Допускаются теги <b>, <i>, <u>, <p> и ссылки http://youtube.com/watch?v=VIDEO
Внимание! Совершая любые действия на сайте, вы принимаете условия «Cоглашения»
Общество с ограниченной ответственностью " Город 82", ИНН 9102186061, юридический адрес: 295017, Республика Крым, г. Симферополь, ул. Гаспринского, 9а
Редакции «Нашей Газеты» в Крыму
295017, г. Симферополь, ул. Гаспринского, 9а
Тел.: +7 (978) 128-24-99
299008, г. Севастополь, ул. Пожарова, 18
Тел.: +7 (978) 136-72-75
298607, г. Ялта, ул. Набережная им.Ленина д.13, 1 эт., оф. 12
Тел.: +7 (978) 762-12-88
г. Алушта, ул. Вл. Хромых, д. 27, 3 этаж, офис 2, 21
Тел.: +7 (978) 215-84-08
E-mail: editor@ncrim.ru
Размещение рекламы в «Нашей Газете»
г. Симферополь:
+7 (978) 009-56-70, a.petrov@ncrim.ru
г. Севастополь:
+7 (978) 043-63-38, o.sivasova@ncrim.ru


г.Ялта:
+7 (978) 212-58-02, a.kirilina@ncrim.ru


г.Алушта:
+7 (978) 900-79-94, v.komarov@ncrim.ru

Размещение рекламы на сайте
г. Симферополь: +7 (978) 009-56-70
г. Севастополь: +7 (978) 900-79-94
г. Ялта: +7 (978) 212-58-02
г. Алушта: 7 (978) 900-79-94

прайс-лист



При частичном или полном воспроизведении материалов новостного портала www.ncrim.ru в печатных изданиях, а также теле- радиосообщениях ссылка на издание обязательна. При использовании в Интернет-изданиях прямая гиперссылка на ресурс обязательна. Использование эксклюзивных фотографий портала без разрешения редакции запрещено, в случае нарушения данных требований будут применены нормы законодательства РФ. Редакция портала не несет ответственности за комментарии и материалы пользователей, размещенные на сайте ncrim.ru и его субдоменах. Материалы, отмеченные знаком ®, размещены на коммерческой основе (реклама). Возрастная категория сайта 16+
«Наша Газета» Крым — NCrim.ru © 2009-2015
Портал работает по технологии «ProSmi» © 2012-2015
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
Закрыть окно