Алуштинский депутат проведет за решеткой еще как минимум месяц

Депутату Алуштинского городского совета Павлу Степанченко в очередной раз продлили срок содержания под стражей. По официальной версии он был арестован 5 октября. Сам политик уверяет, что его задержали 4 октября и сутки удерживали в подвале, не предъявляя обвинения и не допуская адвоката. С учетом нового продления он пробудет в следственном изоляторе уже полгода.

Подкуп заменили вымогательством

Сначала Степанченко обвиняли в "соучастии в коммерческом подкупе". Ему инкриминировалось содействие в передаче взятки редактору одной из местных газет за неупоминание в данном издании местного отделения партии "Единая Россия" в негативном ключе. 1 марта следствие по этому делу было закрыто.

2 марта была обнародована новая версия причин уголовного преследования Степанченко. Теперь ему вменяется не содействие коммерческому подкупу, а вымогательство. По версии следствия, Степанченко требовал от представителей "Единой России" 450 тысяч рублей, угрожая в случае отказа публиковать об этой партии критические статьи.

Температуру сбивают таблетками от давления

В ходе судебного заседания 2 марта политик рассказал о невыносимых условиях содержания в симферопольском СИЗО.

— Медицинская помощь в СИЗО не оказывается, когда у меня поднялась высокая температура, мне предложили таблетку от высокого давления, — рассказывает Степанченко, — само помещение не отапливается. И вообще там превышен лимит по наполнению. Я написал кучу писем о нарушении нормативов условий содержания: писал Аксенову, Путину, но в ответ приходят только отписки.

Защита Степанченко настаивает на изменении меры пресечения, требуя перемещения депутата из СИЗО под домашний арест. Политик перенес инсульт, он живет с больной матерью, которая не в состоянии самостоятельно передвигаться. По словам Степанченко, он не имеет никакой возможности сбежать из-под следствия, покинув пределы крымского полуострова.

Тем не менее, суд решил еще на месяц продлить ему прежнюю меру пресечения — содержание в СИЗО. Следователь и прокурор настаивают, что это необходимо для ознакомления подследственного с материалами дела.