Под грифом "Секретно": в США рассекретят документы ЦРУ об убийстве Кеннеди

Национальный архив США на минувшей неделе выложил в общий доступ внушительный массив рассекреченных документов, которые относятся к 60-м годам прошлого века. Это время, когда убили президента Джона Кеннеди и проповедника Мартина Лютера Кинга, самый разгар холодной войны и Карибский кризис.

Основной объем 18-гигабайтного массива составляют материалы, связанные с одной и той же фигурой: бывшим советским контрразведчиком Юрием Носенко, перебежавшим на Запад 4 февраля 1964 года. Многостраничные стенограммы его допросов, объемистые заключения по ним сотрудников американских спецслужб и самое интересное — 35 часов аудиозаписей его допросов, деликатно обозначенных как "интервью", сделанных в Женеве и Вашингтоне.

Очень странный киллер

Сотрудник Второго главного управления (контрразведка) КГБ СССР Юрий Носенко впервые добровольно вышел на контакт с ЦРУ в июне 1962 года в Женеве, куда прибыл в составе советской делегации на международную конференцию по контролю над вооружениями ("Конференция восемнадцати"). Он сообщил, что растратил казенные деньги и хочет сотрудничать с разведкой США. При этом заявил, что любит жену и детей и потому уезжать из СССР не намерен. Предложил использовать себя в качестве двойного агента.

В первой же беседе с Носенко сотрудника советского отдела ЦРУ Теннента Бэгли особенно заинтересовало то, что, по его словам, он имел непосредственное отношение к пребыванию в Советском Союзе Ли Харви Освальда и даже беседовал с ним в Минске. 

"Советский Союз сюда не привязывайте!"

В скором времени у американских разведчиков появилась возможность подробнее расспросить Носенко обо всем, что их интересовало. В январе 1964 года он снова прибыл в Женеву на такую же конференцию и заявил, что заметил за собой слежку и принял решение бежать на Запад. С ним встретились глава советского отдела ЦРУ Дэвид МЕрфи и сотрудники этого отдела Теннент Бэгли и Джордж Кизевалтер. Хотя все в разной степени владели и русским и английским, Мёрфи предпочитал обращаться к Носенко по-английски, Носенко же в основном отвечал по-русски. Кизевалтер выступал в роли переводчика. Многочасовые беседы несколько дней продолжались на конспиративной квартире ЦРУ в швейцарской столице.